На сайт VESTIGATOR

Vestigator - omnia in ut superstes

Регистрация
 

Путоранские хроники 2013. Четыре горы или Счастливый билет в один конец
Прочитано 3981 раз
09 Январь 2014, 15:31:32
Путоранские хроники 2013. Четыре горы или Счастливый билет в один конец.
Автор - В. Кузьмин aka vks, г.Норильск

По прошествии 40 дней с момента гибели туриста Андрея Добрынина, публикую отчет о своем летнем Путоранском походе, в котором наши пути пересеклись. Андрей Добрынин в 2013 году задумал водиночку пересечь плато Путорана. Погиб на маршруте, не дойдя до жилья и не дождавшись помощи.

Здесь представлен подробный отчет с фотографиями и рассказ, а как же всё это начиналось и чем, собственно, закончилось. Рассказ изобилует многими техническими деталями, они,  возможно, будут полезны людям, интересующимся плато Путорана и пешими походами.


Мой пройденный маршрут:

Озеро Лама (заброска), база уфологов - р.Бучарама - р.Геологическая - перевал 950м - р. Большой Хонна-Макит - р. Аян - озеро Аян - перевал 1200м - вершина 1547 м (рад. восх.) - озеро Негу - р. Негу Икэн - перевал 1250 м - р. Чопко 1-я - перевал 1450м - р. Гулэми Икэн - вершина 1621 м (рад. восх.) - гора Полуторатысячная (1446 м, рад. восх) - р. Гулэми Икэн - перевал 1200м - р. Хикикаль - гора Элдэн (1222 м, радиалка) - спуск по левому притоку р. Бунисяк - каньон Бунисяк - озеро Лама, база Олега Крашевского.

Ходовых дней - 16
Суммарный километраж (без повышающих коэффициентов) – 245 км.
4 горы и 4 перевала

Думаю, если делать маршрут не одному, а группой, то по сложности и количеству препятствий, маршрут вполне соответствует пешей 4 к.с.

Спортивный опыт.

Владимир Кузьмин, инженер-наладчик (1988) – 3у лыж., 2р пеш (в Путоранах).
Андрей Добрынин, ученый-гидробиолог (1977) – отсутствует.

*  *  *

Была у меня мечта – попасть в центральную часть загадочного плато Путорана. Однажды мне посчастливилось побывать там в 2007 году. Это была пешая «двойка» от норильского турклуба «Таймыр», тогда нашей целью была вершина гряды гор Богатырь 1591 м, озёра Богатырь и Нералах. Вершину мы взяли, но непогода и постоянные дожди сильно скорректировали обратный путь. Мы не увидели каньонов Талой и Бунисяка.
С тех пор в голове постоянно витали мысли снова побывать там.
И непременно летом, на которое я заблаговременно взял отпуск.

На карте постепенно вырисовывались линии различных вариантов, но определённой ясности, куда пойти, не было.

Другой вопрос – с кем пойти. Все мои друзья по разным причинам компанию мне составить на лето не смогли. Одному идти, помимо того, что небезопасно – просто скучно.

В марте месяце был я в командировке по работе в Москве, по случаю, зашел довольно известный в торговый центр «Экстрим», закупиться разным снаряжением. Ненавязчиво разговорился с одним продавцом, это оказался Р.Янгалычев, который вскользь упомянул об их походе 2011 года в восточные Путораны. Тогда они прошли от посёлка Чиринда до озера Харпича. Эта информация меня заинтересовала, в первую очередь своей необычностью. Ведь в этих местах в пешие походы ходить «не принято». Сидел я с такими раздумьями в одной московской кафешке. Полез в «халявный» интернет, написал Андрею Добрынину. Дюха (Андрей представился как Дюха – для друзей и знакомых) ответил, что идет в свой маршрут, а за неимением напарников идёт один. Напомню, что Добрынин задумал автономно пересечь плато Путорана от озера Лама, до поселка Чиринда. Я подумал – отличный вариант присоединиться и совместить наши планы на лето, хотя бы в начале. И в качестве интереса, и в качестве взаимопомощи. Об этом решении я впоследствии сильно пожалел, но об этом далее.

Отпуск у меня был с 15 июля по 5 августа (договорился, что «железно» буду на работе 15-го). Таким образом, присоединиться к Добрынину на весь маршрут не смог бы. Да и желания не было – весь маршрут Дюхи (как он его составил) представляет огромные монотонные прогоны по долинам рек и озер, а другие варианты он даже не рассматривал. А гораздо интереснее поход с каньонами, перевалами и заснеженными вершинами – для чего все и идут в Путораны.

Кстати о вершинах. На восточные горы вроде г. Камень, Котуйская, Холокит и 1701 пешком летом попасть не так то просто – далеко. Если начинать и заканчивать на озере Лама, более реальный вариант – вершины западной части Плато, а они там есть в избытке. В общем, договорились, что идём вместе до озера Аян, по традиционному пути водников: озеро Лама – р. Бучарама – р. Геологическая – перевал 950 м – р. Большой Хона-Макит – р. Аян – оз.Аян. Это порядка 100 км. Заботой по получению разрешения на посещение заповедника и по заброске на Ламу занялся я. По разрешению выяснилось, что в этом году произошло административное слияние заповедников, всё руководство сменилось, а старое выведено за штат. Короче, в связи с неразберихой, разрешение нам не дали. Потом я выяснил, что разрешение не давали никому из туристов. Андрей мог направить в заповедник официальное письмо от института гидробиологии, в котором работал, но не успел, так как решение об отказе получили только в июне месяце. Досадно, что в Путораны теперь можно попасть только на правах нелегала. По заброске на Ламу оказалось все проще, нам решил помочь знакомый Руслан Бычков, попросил 10 т.р. на двоих. Это достаточно скромная сумма – покрывает только расход горючего (мощный катер-водомет). Руслан специально не занимается заброской, просто его планы (отдохнуть-порыбачить на Ламе) совпали с нашими. Старт назначили на 15 июля, по среднестатистическим данным, вторая половина июля – это достаточно удобное время для старта. А тем временем … погода настораживала. Начиная с апреля месяца установилась необычная солнечная погода с полным отсутствием осадков. Весной снег (которого и так было очень мало) буквально выгорел на солнце. Сухой май, жаркий июнь, в общем, навигация началась уже со второй половины июня (это на полмесяца раньше, чем обычно) с рекордно низким для норильских рек уровнем воды.

Перед этим походом для улучшения физической формы с апреля по июль участвовал в 5-ти многодневных походах спортивного плана среди которых лыжный поход I к.с. в апреле, участие в альпиниаде в мае (1Б, 2А восхождения в Ламских горах) и другие. Каждые выходные – пешие «прогулки» по местным горам. Ощутимую пользу принесли скоростные «забеги» с рюкзаком 20 кг на время.

Андрей прилетел в Норильск 13 июля, поселился в съёмную квартиру. На выходных вместе затариваемся продуктами, вечером воскресенья Андрей заезжает ко мне, обсуждаем за чаем детали маршрута. Реальный вариант «транспуторанского» перехода, как я его вижу – движение в быстром спортивном темпе с опорой на промежуточные точки, в которых можно отдохнуть и теоретически набрать продукты. Таковыми являются изба-кордон на Аяне, изба на озере Харпича, база Олега Однолько на Дюпкуне. Андрей отметил, что на промежуточные точки не особо рассчитывает, так как его план – совершить полностью автономный переход. И добавил, что для его близких мы идём весь его маршрут вдвоем. О таких вещах меня никто не предупреждал. Запахло чистым авантюризмом, это был первый звонок, которому тогда я не придал значения.

Стартовый вес моего рюкзака был 32 кг. Раскладка из расчёта 600г/день, 5 литров бензина (бензиновый примус), палатка двухместная и т. д. К подбору снаряжения я отношусь не особо внимательно, так что при желании на весе можно было бы сэкономить. У Добрынина порядка 42 кг (из них 1,5 кг сигарет), притом к подбору он отнёсся очень основательно, вплоть до мелочей. Всё снаряжение фирменное/заказное. На его фоне я со своей «убитой» старой снарягой смотрелся несколько нелепо.

Я рассчитывал, что при ожидаемо хорошем темпе ходьбы от Ламы до озера Аян мы без проблем доберемся дней за 5-6.  Как выяснилось потом, дней затратили восемь.

15 июля. Заброска. Стартуем в 10:00 от причала реки Норильская. Уровень воды очень низкий для июля месяца – как поздней осенью. Лихо проскакиваем сложный участок на входе в реку Талая, мастерство капитана налицо. На перекатах Талой устраиваем замечательную рыбалку. Около 15 хариусов на 5 человек. Согудай, естественно, отдых. На озере Лама долгая рыбалка на гольца, поймали только одного, с которого Дюха взял пробы для ирландской лаборатории. Ночуем на базе «уфологов» на р. Бучарама (они же «гервинисты»).

16 июля. Первый пеший день. Долго спим, в 11 часов старт. Идем ходко, быстро доходим до устья Бучарамы. К огромному удивлению обнаруживаю, что воды в реке почти нет. Идти можно спокойно по каменному сухому руслу. Вспоминаю, как мы продирались здесь по берегу сквозь заросли ивняка в 2007 году. Идём 50-минутными переходами, 15 мин – отдых. К 14 часам достигаем устья Геологической. Та же история – воды в реках нет. Обедаем. На русле реки встречаем туриста-одиночку из Нижнего Новгорода, который представился как Николай.


Фото 1. Андрей Добрынин (справа) и Николай из нижнего Новгорода.


Он направляется в сторону р. Аян и собирается в Волочанку с рюкзаком 20 кг (да уж, ребята скромно не идут, мне неизвестно как завершилось его мероприятие). Николай обгоняет нас. Дальше темп ходьбы падает, Андрей идёт тяжело. Делаем скидку на первый день, вес рюкзака и жару (очень влажно и душно). Рано встаём на ночёвку. Готовим обед на примусе в одном котле на двоих. Бензина взял много, мне проще нести бензин, чем готовить на дровах. Ночуем в моей палатке Nova Tour Smart 2. Она двухместная, мы с Дюхой там комфортно помещались (у Андрея была одноместная сверхлёгкая).
Прошли 14 км.

17 июля. С утра начинается небольшой дождь, который быстро заканчивается. Не могу найти свой чай. Оказалось – я его оставил на катере. Пьем чай Андрея. Идём прямо по самому руслу. Ходьба в целом комфортная. На привале Андрея выворачивает наизнанку. Интересуюсь, от чего рвота и что делать. Сказал, что от перегрузки, и ерунда, бывает у него первые дни. К 13 часам доходим до слияния двух притоков Геологической, обедаем. Далее плавно забираемся на (орографически) правую террасу. Темп падает, Андрей отстает, говорит, рассчитывал, что идтись будет легче. Уменьшаем время перехода до 40 минут.

Снега в ущельях практически не осталось. К вечеру забираемся к началу подъёма на плато. Высота порядка 500м. Договариваемся подниматься на плато на следующий день утром. Ставим лагерь. Чтобы скоротать время, налегке беру мешок с 5 кг вещей Андрея и водиночку поднимаюсь 400 м вверх на плато. Фотографирую местные пейзажи, иду на каскад водопадов Геологической. Много черепов горных путоранских баранов. Вещи оставляю на плато в истоке Геологической. Надеемся, что живность его не попортит за ночь.

18 июля. Выходим в 5 утра. Прохладно, поэтому поднимаемся ходко. К 9 часам выходим к горному озеру в истоке Геологической. Опять рвется мой рюкзак. В совокупности к концу похода на нём не осталось ни одного целого места. Лопаются пластиковые фиксаторы для ремней, лопаются молнии и т.д. Добрынин идёт с заказным KVN – рюкзак прочный и удобный. Высота перевала 950 метров. Добираемся до начала болотистой долины Б. Хона-Макита. Обедаем и спим. Сплю прямо под открытым небом. Гнус весь попрятался от палящего солнца, отдыхать  можно без проблем. В одиночку налегке иду 3 км в сторону оз. Поворотное. В одной из скал в 2007 году мы там делали склад – там  оставался бензин и некоторые продукты. Склад оказался разоренным, вероятно его посетил медведь.

Уменьшили длительность переходов до 30-ти минут, 15-мин отдых. К 22 часам добираемся к реке. Андрей на спиннинг поймал одного хариуса (около 500 г).

19 июля. Большой Хона-Макит. Утром готовим вкуснейшую уху. Идём по борту реки, по высохшему болоту, мелким камням. Идётся очень легко, но давит жара, даже не верится, что такое возможно на крайнем Севере. Небо абсолютно чистое, полное безветрие, как в ростовских степях. У Дюхи опять проблемы с желудком. Несколько раз перепаковывает рюкзак. Теряем больше часа времени. Про себя думаю, что такими темпами я не успею сделать пробег на озеро Негу-Икэн (впоследствии туда и не пошёл). Интересуюсь у Андрея насчёт темпа ходьбы, ответил, что он планировал иди первую треть похода 10 км в день, потом 15 и в конце своего маршрута 20 км в день. Говорю, что это нереально, обычно всё происходит наоборот, надо поднимать темп хотя бы до 15 км в день. 6 переходов по 30 минут до обеда, 5 переходов – после. Дюха соглашается и говорит, что мы идём в два раза быстрее, чем они шли в 2011 году. Пьём чай с лимоном на фоне горы Скульптурная, впечатления сказочные. На солнце у меня сгорели руки до волдырей, смазываю растительным маслом, так как никаких кремов для защиты от солнца не брал. К 22 часам выхожу на реку. Ставлю лагерь, долго жду Андрея. Прошли порядка 16 км.

20 июля. Пекло Падэя. Жара за тридцать с самого утра. Ветра нет вообще, зной жуткий. Не могу вспомнить подобной жары в прошлых годах. Вот это Крайний Север. Выходим в 10 часов. Обливаясь потом, к обеду приходим к реке Падэй, воды в реке мало, легко переходим её в лёгкой обуви. Встаём на полуднёвку. Едим суп с диким щавелем. Чтобы избегать дневного пекла, переходим на ночной график (поначалу идти ночью очень не хотелось).
Выходим в 21 час, становится немного прохладнее.

21 июля. Лесная зона. Идём по руслу Хона-Макита, за поворотом русла начинают появляться первые деревья. Граница леса поднялась выше по руслу километра на 2 выше, чем указано на карте. Высота около 750 метров. Шишки лиственниц необычного красно-фиолетового цвета. Вообще растительность отличается от Ламского леса. Фотографируем, это уже заповедная зона. К 2 утра выходим на Гулэми-Икэн, легко переходим реку, воды – не более полуметра. Обедаем в палатке.  Стартуем в 5 утра, по берегу много старых песцовых ловушек («пасти»).


Фото 2. Старая песцовая ловушка - "пасть".

К 10 утра ставим лагерь на берегу реки. Прошли около 17 км. Рыбалка не удаётся: единственный хариус сорвался. Сплю весь день под открытым небом в тени от палатки.

22 июля. Чопко. Рельеф резко меняется. Река переходит в многочисленные прижимы с крутыми берегами.

Пересекаем Чопко 1-ю. Воды в ней, как ни странно, довольно много. Некоторое время тратим на поиски брода. Идти становится  труднее, лесные «полки» короткие и обрывистые.

Предлагаю идти по реке, по открытому сухому руслу. Андрей сообщает мне, что у него плоскостопие и ему лучше идти по лесу. Вот это новость. Идем по лесу, потом переходим всё-таки на каменное русло. По камням идём медленно, постоянно жду Дюху. Где-то вдалеке виднеется конец каньона Хона-Макита – это река Аян. Этот факт подбадривает. Траверсируем несколько крутых лесных холмов. Ставим лагерь в удобном месте на берегу. Далее берег реки переходит в 30-метровую крутую скалу, длиной около километра. Проходится только по верху. Вечером собираемся, идём на водопад Большого Хонна-Макита, до него 3 километра.

23 июля. Водопад. Водопад впечатляет, огромный объём воды вышвыривается в каменную чашу, а далее падает в крутой каньон. Находим традиционное место стоянки водников. Удобное место под палатки, а также дерево-указатель с табличками побывавших здесь туристов. Оказалось, за несколько дней до нас здесь прошли два туриста-водника из Москвы. Крюков Сергей и Крюков Саша (отец и сын). Направлялись на солидный маршрут Лама-Аян-Котуй-Хакома-Кочечум-Тура. Воды в реке для сплава нет, шли пешком 7 дней. Понравился конец записки: «Наверное пройдем, но выгонят с работы». Дошли или нет, мне неизвестно. Оставляем свою записку.

От Чопко 2-я идёт набитая оленья тропа, идём по ней легко. Вскоре сворачиваем, идём по лесу. Пересечёнка густая, никогда бы не подумал, что на высотах порядка 500 метров такой густой лес. К 4 утра выходим на реку Аян. Настроение поднимается. Обедаем. По берегу видим следы недавно прошедшего человека, он шел один (возможно это тот самый Николай). На другом берегу видим избу – северный кордон заповедника. По моим прикидкам, реку Аян запросто можно было пересечь вброд во многих местах. Лето очень сухое. На дне реки много прозрачных камней  разной формы. К 7 утра выходим на озеро Аян. Вот оно, сердце плато. Множество непуганых куропаток, людей не боятся.  В «углу» озера ставим лагерь. Обращаю внимание на ровный круг, выложенный из камней, в диаметре метра 4 – вероятно, это место под чум. Ставим лагерь, устраиваем полуднёвку. Это крайняя точка совместного маршрута. Пока всё идет по плану. Весь вечер отдыхаем, едим макароны с тушёнкой, настроение отличное. В очередной раз зашиваю свой рюкзак.

Андрей рассказывает разные истории из своих экспедиций и об их институте. Оказывается у него, как у младшего научного сотрудника зарплата всего 11 тыс. р. У кандидатов и докторов наук – немногим больше. А их институт в Борке – по гидробиологии самый крупный в России. Около двухсот научных сотрудников. Зато самые богатые люди в их институте – бухгалтера и администраторы. Там зарплаты в разы больше. Да уж, с таким отношением, наука в России – ещё долго будет уделом энтузиастов. Предлагаю Дюхе приехать в Норильск, заработать здесь гораздо проще. Андрей ответил, что деньги для него – не главное.

Обсуждаем маршрут Дюхи, говорю, что секрет его успеха – идти в хорошем спортивном темпе, ни в коем случае не затягивать. Андрей соглашается.

Андрей рассчитывает идти по берегу озера Аян, а ближе к устью Гулэми, переправиться на своей килограммовой лодке на другой берег, в кордон заповедника. Впоследствии я узнал, что это ему удалось. В районе реки Капчук он встретил группу туристов-водников, они поделились продуктами. Потом выяснилось, что они видели его живым последними.


Фото 3.

24 июля. Прощание. Бегом на отметку 1547. Подъём в 4 утра. Договариваемся, что Андрей будет мне звонить по спутниковому телефону (Иридиум) по моему возвращению в Норильск. Говорю, чтобы звонил, когда захочется, обсудим маршрут да и просто так. На прощание желаю ему удачи и главное, не свернуть себе шею. Андрей ничего не ответил, только странно улыбнулся.


Фото 4.

В 5 утра разделяемся, фотографирую ровную гладь озера Аян. Теперь моя задача, подъем на плато прямо от озера. Набираю темп, теперь есть возможность «оторваться». Рюкзак заметно полегчал за неделю, в районе 28 кг. Иду (скорее бегу) вверх по аянскому лесу. Петлю на озеро Негу-Икэн я сделать явно не успеваю, слишком долго шли до Аяна. Удивил лес, последние деревья встречаются на высоте 850 метров. Для сравнения, в районе Норильска, граница леса  - 250 метров. Подъем простой, камни и горное болото. К 10 часам достигаю отметки 1206 метров. Никаких следов человека. Складываю тур из камней. Озеро Аян уже не видно. Здесь заметно холоднее, чем внизу. От резкого старта потянул обе ступни, ходить стало неудобно. К 13 часам встаю на седловине между безымянным ручьем и Чопко-2. Выяснилось, что нигде нет воды. Ругаюсь, иду с котлом за полтора километра вниз на ручей. Ставлю палатку, съедаю котел овсяной каши. Весь поход готовлю на бензине (старый советский примус Дастан), очень удобно.

У меня большое желание залезть на вершину массива 1547. Вечером стартую налегке, от лагеря порядком 6 км до вершины. Разглядываю окружающие «марсианские» пейзажи, масштабы поражают. Видно долины Чопко-1 и Чопко-2. Много аметистов, кварца и красных камней, названия которых я не знаю. Вершина 1547 представляет собой крутой скальный остров на ровном плато. Такой своеобразный рельеф встречается, наверное, только в Путоранах. Залезаю на обрывистый остров по скале. Снимаю записку с тригапункта, она почти полностью истлела. Долго пытаюсь разобрать текст. Московский городской клуб туристов, различаю фамилии Протасов, Чхетиани. Вероятно, это группа лыжников 1996 года, оставляю свою записку. В голове весь день крутится Deep Purple - Painted Horse, как нельзя кстати. К 21 часу возвращаюсь, собираю лагерь и иду на озеро Негу на ночёвку.


25 июля. Озеро Негу. Некоторое время иду по горному болоту. Появляются комары, которых до этого было очень мало.  К 2 часам ночи спускаюсь на озеро. Дикое место, оно со всех сторон окружено горами и посещается крайне редко. Немного не по себе. Ставлю лагерь. Просыпаюсь от грохота – куски скал весом по несколько тонн отваливаются от близлежащей скалы и с треском катятся к озеру, поднимая столбы пыли. Солнце подтопило многолетний ледник, скреплявший камни. Выхожу в 17 часов. Без чая (которого практически не осталось), довольно грустно. Быстро выхожу в долину реки Негу-Икэн. Плавно набираю высоту, выхожу к горным озерам в истоке реки. Свежие следы медведя, оленя и волка – отличный набор. Из средств защиты у меня только сигнал охотника и нож, маловато для одиночки. Горы освещены вечерним солнцем, окружающие пейзажи нереальные, фотографирую.


Фото 5. Свежий медвежий след.

Принимаю решение дальше делать двойной перевал через истоки реки Чопко-1, хотя можно было бы обойти. Прохожу перевал и очень неожиданно передо мной возникает обрыв – 40-метровый водопад, на карте не обозначен. Высота местности 1250. Если ехать по этой долине зимой на снегоходе, то запросто можно вылететь в водопад.  Спускаюсь по правому борту, спуск довольно крутой, немного лазанья по скалам. Теряю высоту, иду вниз по ручью.

26 июля. Лагерь на 1350. Ближе к слиянию двух притоков Чопко-1 делаю обед.  Высота около 900 метров. Обедаю, выпиваю остатки чая. Настроение заметно улучшилось. Засиживаться мешает надоедливый кулик, который сидит в нескольких метрах и своими звуками методично капает на нервы. Далее мой путь лежит по левому притоку Чопко-1 наверх, на перевал. По горизонталям карты не ясно, какой высоты перевал. Поднимаюсь достаточно быстро. На высоте 1300 метров выхожу на ледниковое озеро, подпитываемое мощным снежным массивом, который обрамляет вершину 1621. Никакой растительности нет, даже лишайника на камнях. Постепенно путь наверх превращается в сплошной ледник, поверх которого бежит вода. В резиновых сапогах идти не так-то просто, очень скользко страхуюсь ножом, так как никакого ледового снаряжения не брал.

К 2 часам утра выхожу на перевал, высота перевала по GPS 1474 метра, неожиданно высоко. На перевале вижу тур, снимаю записку Киевского городского клуба туристов 1984 года. Записка, запакованная в банку из-под консервов сохранилась очень хорошо.

С этого места до вершины 1621 – рукой подать. Это высшая точка западной части плато Путорана, я не могу отказаться от шанса взойти на неё, беру необходимые вещи и налегке иду наверх. Подъем крутой, но несложный. В 3:30 выхожу на вершинное плато, полчаса хожу кругами, ищу тригапункт. Масштабные панорамы с вершины слегка заволакивает дымка. Снимаю записку 2005 года туристов-лыжников под руководством Королёва А.Ю. (поход 6 к.с.). Обращаю внимание, что соседняя с 1621 (высота по навигатору 1618) визуально выше, а высота её на карте не указана. Правильно было бы когда-нибудь попасть туда и измерить высоту GPS’ом. Надеюсь, когда-нибудь получится. Спускаюсь и ставлю лагерь на высоте 1350 м, на Гулэми-Икэн.

Поднимаюсь в 13 часов утра и вижу необычное зрелище: над долиной Гулэми в сторону Аяна– движутся чёрные грозовые тучи, гремит гром и сверкают молнии. А надо мной ясное небо и светит солнце. Это длится несколько часов. Сегодня моя задача – радиальный выход на гору Полуторатысячная. Это одна из немногих вершин в районе, имеющая название. Перепад высот между лагерем и вершиной Полуторатысячной (1448 м) – всего около 100 метров. Иду по пологим равнинам и к 17 часам достигаю вершины Полуторатысячной. На вершине не нахожу никаких признаков пребывания человека. Наверное, это связанно с тем, что гора не примечательная и удалена от традиционных  маршрутов. Собираю тур из камней, оставляю свою записку. Панорамы постепенно заволакивает синяя дымка, как потом выяснилось, это дым от лесных пожаров.

27 июля. Неприятная встреча. Утром выпиваю банку burn, это неучтёнка, про которую я совсем забыл и тащу уже одиннадцатый день. Настроение боевое, выхожу в 7 утра. Делаю длинные переходы. Идётся легко, за 2 часа прохожу 9 км. Постепенно подхожу к месту поворота Гулэми-Икэн. Неожиданно замечаю в 300 метрах от меня молодого медведя. Он уже меня заметил и бежит в мою сторону. Оказывается, бегают медведи быстро,  я видел, как бежит олень, так медведь при своем беге запросто его может догнать. Судорожно соображаю что делать, достаю фотоаппарат (а как же без этого), скидываю рюкзак, достаю сигнал охотника, закручиваю патрон. Хлопок, мощный низкочастотный гул, отраженный горами. Медведь встал на задние лапы, развернулся и убежал ещё быстрее, чем приближался.

Немного становится не по себе, продолжаю путь. Долина Гулэми-Икэн достаточно узкая, и разминуться с живностью сложно, иду, внимательно озираясь по сторонам. Периодически фотографирую местные пейзажи. Наваливается обеденная жара, много следов волка, медведя, а также бараньи следы. К 14 часам встречаю ещё одного медведя, поедающего голубику. Это был большой взрослый медведь. Он меня увидел, но отказываться от своей поляны не стал. Ухожу на противоположный склон. К 16 часам ставлю лагерь, отдыхаю. Высота около 700 метров. Замечаю, что моя чёрная футболка сильно выгорела на солнце, стала скорее красно-коричневой. Прошёл 26 км.

Вечером на Гулэми оставаться больше нет желания и в 22 часа выхожу в сторону перевала на Хикикаль. Отдельно хожу на каскад водопадов притока Гуэми-Икэн. Со стороны озера Собачье валит дым от пожаров.

28 июля. Хикикаль. Подъем на перевал некрутой, только удивило полное отсутствие воды на склоне. К 4 часам утра достигаю перевала, 1185 метров. Жутко хочется спать, иду «на автомате» до реки Хикикаль, расчищаю место под палатку. Просыпаюсь утром – накрапывает дождь, впервые за все это время. Ставлю тент. В 18 часов выхожу, смотрю на озеро Бунисяк. Вспоминаю отчёт 2007 года И.Новоселова, где говорилось, что спуск от озера Бунисяк по правому притоку сложный, они спускались по  левому притоку Бунисяка. Огибаю по периметру гору Элдэн. Со склона горы видно, как Хикикаль обрывается и падает в глубокий коньон. Встаю на одном из озёр на перевале. Удивило качество воды в горном озере. Вода абсолютно гнилая, большая концентрация разных  насекомых, «инфузорий» и прочих «туфелек». И это несмотря на то, что высота озера порядка 900 метров. Ругаюсь, иду за чистой водой на ручей.

29 июля. Спуск. В 10 утра подъём, иду налегке на восхождение на г. Элден (1222м.). Подъем отсюда на вершину технический простой, а перепад высоты порядка 350 м. Выхожу на вершинное плато, на месте отметки 1241 не нахожу ничего, ни тура, ни тригапункта. Иду вниз к основному тригапункту. Он пустой, этот факт немного удивляет. Оставляю записку в банке из-под burn. Видимость полностью заволокло туманом от пожаров.

Возникает мысль сделать ещё одно восхождение на гору Плато (1365 м), но подумал, что основную программу по восхождениям выполнил и не пошёл. Потом пожалел, так как туда примерно в это же время поднималась группа туристов «пятёрочников», которых  встретил потом на Ламе.

В 17 часов начинаю спуск по притоку Бунисяка. Прохожу каскад водопадов, иду по левому борту, далее непростой участок, спускаюсь в каньон реки, пару раз хожу на разведку. Слева от меня в глубокий каньон обрушивается несколько мощных водопадов. Несмотря на засуху, вода в них есть. Нахожу путь по-диагонали через крутой осыпной склон. Спускаться с рюкзаком непросто, удобнее это было бы делать вдвоем с верхней страховкой, иду по руслу Бунисяка. Лезу по скале, поднимаюсь на противоположный склон, около 2 км прохожу по борту долины. Собираю по пути красную смородину. Далее спускаюсь в каньон реки, прохожу весь каньон по руслу, путь непростой, постоянные прижимы и обход скальных стенок. Регулярно набираю в сапоги, но в целом воды немного. Встречаю оставленные кем-то металлические лотки, около 5 штук. Теряюсь в предположениях, для чего они предназначены. Похожи на приспособления для промывки золота, но вероятнее всего, это самодельные волокуши. Выхожу к слиянию правого и левого притока Бунисяка. За 5 часов прошел 5 километров. Встречаю необычные шестигранные скалы в виде столбов, расположенных на разной высоте. Очень непривычный вид, напоминающий пчелиные соты. Далее идет густой лес, обрамлённый скалами на фоне бурного потока Бунисяка, это стоит увидеть. Встаю в 23 часа на галечной косе.

30 июля. Бунисяк. Рассчитываю к среде (31-му числу) вернуться на Ламу на базу «Бунисяк» Олега Крашевского. Тогда к пятнице у меня теоретически будет возможность уехать на КС-ке, которая обычно завозит отдыхающих. С таким расчётом стартую в 10 часов по руслу вниз, постоянно пересекаю многочисленные рукава Бунисяка. Идти непросто, жёсткая «пересеченка», Бучарама, Геологическая по сравнению с Бунисяком – просто проспект. Прохожу мимо множество гротов, выбитых водой в скале. Говорят, что в каменных чашах на порогах можно поймать больших гольцов. Подхожу к началу основного каньона Бунисяка, как я потом узнал, где-то недалеко от этого места есть изба, построенная Крашевским. Иду по борту каньона. Ближе к реке Талой в кустах доносится шум от крупного животного, держу сигнал охотника наготове. На галечной косе встречаю еще один ровный круг, выложенный, вероятно, для установки чума. К 23 часам на одном из островов встаю ночевку, отсюда до озера Лама не больше 3 километров. Прикидываю, что торопиться мне особо некуда. За день прошёл около 18 км.

31 июля. Финиш. Выхожу в 11 часов, небо полностью заволок дым. Собираю голубику, выхожу на знакомое озеро. Берега очень обмелели, видно несколько факелов дыма из района Бучарамы, горит ламский лес. К 14 часам прихожу на базу Олега Крашевского. Выясняю, что ситуация с транспортом более, чем плохая. Никто не ходит, много народу «застряло» на озере. Река Талая обмелела настолько, что вход в неё стал непроходимым. Вот это новости. Известия меня не радуют, так как можно «проторчать» на озере неопределённое время. Отсюда до города пешком 180 километров, у меня не было таких планов и соответствующих запасов продуктов и времени. Знакомлюсь с Олегом Крашевским и его женой Татьяной. Долго думаю, как отсюда выбираться. По спутниковому телефону (телефон Олега) договариваюсь с отцом. Он может приехать на своей моторной лодке на выходных.

1-4 августа. На Ламе. Сплю, ем, пью чай, любезно предоставленный Татьяной. Хожу лазить на плачущие скалы, недалеко от Векхикая.

Крашевский делает замечание, что мы проникли на территорию заповедника без разрешения. Про себя же думаю, что не пойман – не вор.

Вода в озере Лама прогрелась до +20 градусов, Олег говорит, что предыдущий максимум в истории наблюдений был +14. Вода в озере Лама мутная, зацвела, на дне появились необычные водоросли, которых здесь никогда не было.


Фото 6.

Отдыхающих на базе у Крашевского нет, потому что КС-ки не ходят, у него большие убытки. Татьяна показывает мне этнографический музей, огромное количество экспонатов, касающихся быта и верований местного народа – нганасан. Все экспонаты в коллекции собирались долгие годы, притом на личные деньги.

Полностью съел все свои продуктовые запасы за 19 дней (рассчитывал на 20). Отец приезжает 3-го числа, вход в Талую они обносили по берегу, на реке Лама стукнули дорогой японский мотор, срубили перо. Путь до базы Крашевского у него занял 10 часов (обычно – в два раза меньше).

В воскресенье 4-го числа на базу приходят два туриста (они опережают свою группу).  У них поход 5-ой категории сложности, участники с разных городов, допущенные Челябинской МКК. Ходили на водопады в район Хикикаль-Хоронен, взошли на г. Плато. Засуха скорректировала их маршрут: так как возможности нормально уехать с Ламы у них не было, они вернулись на озеро, Крашевский пообещал перебросить их на Кыгам, а оттуда они вполне могли добраться до Талнаха (город недалеко от Норильска).

В 14 часов отплываем от базы в составе: я, отец, О. Крашевский и один турист из 5-ки Максим, которому надо улетать по срочным делам. Идём очень аккуратно, проходим Талую на лёгком слабом моторе, периодически стукаем его об камни. Крашевский говорит, что такого низкого уровня воды за последние 15 лет не было даже близко. Много пожаров, тундра горит. К 23 часам приплываем в Норильск, спалив почти всё горючее. Долгий путь домой заканчивается. Поздравляем друг друга, всё, финиш. Настроение отличное. Но на следующий день на работу.

Рекомендации по пройденному маршруту.

Как показала практика, солнцезащитный крем и лёгкая ветровка не лишние в летних Путоранах. Важно проработать вопрос с обувью, в резиновых сапогах идти долго неудобно, можно запросто потянуть сухожилия.

Специально для похода взял недешевый костюм Сивера Велес. Как выяснилось куртка совершенно  не подходит для похода в Путоранах (возможно, вообще ни в каких походах). Она совершенно не дышит, в ней душно, а в холодную погоду – холодно. В воде намокает. Это чудо явно не стоит своих денег (Велес – это вроде бог скота). В итоге весь поход прошел в футболке и свитере.

Важна предварительная физподготовка, обязательны длительные тренировки перед походом. Причем физическая подготовка может быть даже важнее подбора снаряжения (это моё мнение). Хорошая подготовка позволяет быстро решить поставленные на маршруте задачи, и самое, главное, получить от этого удовольствие.

Одному в подобный поход идти можно, но уж больно небезопасно. В следующий поход на центральное Плато я пойду не один. И наверняка с ружьем.

Записан
Omnia in ut superstes!


09 Январь 2014, 15:38:32
#1
ПРОДОЛЖЕНИЕ:

Путоранские хроники 2013. Четыре горы или Счастливый билет в один конец.
Автор - В. Кузьмин aka vks, г.Норильск

Дальнейшая хроника событий.

5 августа. Звонит мне Андрей Добрынин. Говорит, что он на реке Котуй, в 30-км от перевала. Сказал, что пару дней отлёживался, поэтому идет не так быстро, как рассчитывал. Спрашиваю, как идётся, говорит, идётся легко, можно вполне идти 15 км в день. Думает, что через 3-4 дня (8-9 числа) он будет на озере Харпича. Рассказываю, что сам добрался только вчера и надо быть осторожным, так как есть медведи. Связь прервалась. Ни в следующий понедельник (у Дюхи понедельник был днём связи), ни потом он мне не звонил. Особенность его тарифа (или возможности трубки) – я ему не могу позвонить, только он мне.

На этом счастливая история заканчивается и начинается несчастливая

31 августа, суббота. Вспомнил про Андрея, и почему-то начал немного беспокоиться. По моим прикидкам, он должен был быть у Однолько на Дюпкуне или направляться дальше, в Чиринду. Звоню поинтересоваться его связному, Николаю Комарову (до этого с ним не связывался). Не берет трубку. Но перезванивает мне вечером. Говорит, что последний сеанс связи был в понедельник, и всё было вроде как штатно, но Андрей не дошел ещё до Дюпкуна, по словам, должен был дойти вот-вот.

Удивляюсь столь медленному передвижению.

1 сентября, воскресенье. Вечером звонит Комаров и спрашивает, не звонил ли мне Добрынин, отвечаю, что нет. Говорит, случилось что-то нехорошее и добавил, будем искать.

Через пару часов звонит мне снова с фразой: «Добрынин мёртв, тело находится в Туре».

Твою мать. Дюха… как же так?

Никто не ожидал такого мрачного итога. Да, наверное, и сам Добрынин не ожидал.  Я всё же рассчитывал, что он доберется до Однолько и просидит у него на базе до зимы. Потом они вместе улетят на зимовку в Туру.

А события были следующие. 31 августа, приняв решение свернуть свой маршрут, в субботу утром он начал звонить в страховую компанию с просьбой об эвакуации. В страховой его просьбу, вероятно, проигнорировали, потом он начал звонить в туринский МЧС. Санрейс вылетел из Туры 1 сентября в 6 утра.

Место, где находился Добрынин – на реке Котуй вверх в 12 км от озера Дюпкун. Суммарно Андрей прошел к тому моменту порядка 400 км.

Забрали его уже мёртвым. Помощи Андрей так и не дождался. Причина смерти – вероятно, желудочное кровотечение. До базы Однолько, до жилья и продуктов на Дюпкуне Андрей не дошел 40 километров. Так цепь ошибочных решений и застарелая болячка завели в могилу. Нелегко терять друзей. Светлая память мечтателю.

* * *

Может быть у читателя возникнет такой вопрос, а возможно ли было избежать трагедии? Возможно ли вообще пройти этот маршрут? Думаю, да. В конце восьмидесятых группа туристов под руководством Валерия Киселёва (впоследствии мастер спорта) прошли лыжный поход 6 к.с. по маршруту Талнах - Чиринда, тогда они с трудом и не без приключений пересекли на лыжах Плато и выиграли чемпионат Союза.

Признаю, что в жизни всегда есть место случаю и от гибели на маршруте, от разных случайностей не застрахован никто. Но есть основные правила спортивного туризма, которые надо соблюдать.

Думаю, что среди моментов, способствовавших трагедии были такие:

1. Андрей продолжил свой путь один. Безопаснее, комфортнее и правильнее такой маршрут делать подготовленной группой (не одному). Я спрашивал у Андрея по этому поводу. Ответил, что не имеет времени и желания готовить себе коллектив. А присоединиться ко мне он не захотел.

2. Необходимо делать такой маршрут в спортивном стиле (не в экспедиционном!!) со строго расписанным графиком движения по дням. В случае серьезного отставания от графика - сворачивать маршрут. Напомню, что среднестатистическая норма у туристов-спортсменов 18 километров в день -  дисциплина в спортивных походах необходима.

3. У Андрея была недостаточно хорошая спортивная форма для задуманной идеи. Необходимы длительные тренировки в первую очередь физической формы. Ходьба по камням, лазанье по жёсткой пересеченке, подъем на перевалы с грузом. Путораны - все таки это не подмосковный лес, это суровый Таймыр, это Север. Погода может быть очень нестабильной, надо всегда быть начеку и всегда иметь "неприкосновенный запас". Топлива, продуктов, одежды, физических сил, душевных сил, энтузиазма.  Всегда должны быть запасные варианты... Для, людей, которые живут в тундре, на Севере это нечто само собой разумеющееся...

А по своему скромному опыту скажу, что при должной подготовке можно идти без очевидного риска и самое главное, в удовольствие.

4. Андрей имел некоторые болезни, о которых не сообщил (с желудком и со ступнями ног). Возможно, он не придавал им должного значения, но молчать и идти с ними в маршрут очень опасно. И для маршрута, и, как мы видим, для жизни.

5. Андрей был очень настойчивый, волевой человек. Но в ряде случаев нельзя тянуть до конца, иногда правильнее плюнуть и сойти с маршрута. И вернуться потом туда вновь с учетом предыдущего опыта.

Вот убедить Дюху пересмотреть свои взгляды на маршрут у меня не вышло.

А по поводу самого похода летом, я и сейчас согласен с Добрыниным и считаю, что он более чем реален. Только нужно проработать маршрут. Не идти в дурную речную долину Котуя между Харпича и Дюпкуном. Ничего хорошего для пешеходника там нет. Наверное можно было бы сразу  перевалиться перед Харпича на Люксину, возможно это сэкономило бы время и силы...

Записан
Omnia in ut superstes!


09 Январь 2014, 15:41:35
#2
Просьба ко всем участникам обсуждения помнить о п. 2 (интро) Правил Форума:

«…2. для продуктивности дискуссий и адресности диалоговой эстетики, во избежание искажения смысла сообщений собеседника и непонимания между участниками обсуждений, обязательным условием в своих ответах, размещаемых на Форуме, является использование функции «цитировать выделенное». По факту обсуждаемая тема должна выглядеть примерно так: «Мумие»…»

Записан
Omnes in ut superstes!